ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава

изумление станет уделом этого нашего почетаемого современника!" - Последнее

выражение мистер Тетерби отыскал посреди вырезок на ширме. - Джонни, отпрыск мой,

похлопочи о твоей единственной сестре Салли; ибо никогда еще на твоем молодом

челе не сверкала настолько драгоценная жемчужина.

Джонни сел на низенькую скамеечку и благоговейно согнулся под тяжестью

Молоха.

- Какой величавый дар тебе ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава эта малютка, Джонни! - продолжал отец, - и

как ты должен быть признателен! "Не многим понятно", Джонни, - сейчас он опять

направил взор на ширму, - "но это факт, установленный с помощью четких

подсчетов, что большой процент новорожденных малышей не добивается

двухгодового возраста, а конкретно..."

- Ой, папа, пожалуйста, не нужно! - взмолился Джонни. - Я просто не

могу, как подумаю про ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава Салли!

Мистер Тетерби сжалился над ним, и Джонни, еще поглубже восчувствовав,

какое сокровище ему поручено, утер глаза и вновь принялся убаюкивать сестру.

- Твой брат Дольф сейчас запаздывает, Джонни, - продолжал отец,

помешивая кочергой в камине. - Он придет домой замерзший, как сосуля. Что

же это случилось с нашей неоценимой мамочкой?

- Вот, кажется ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава, мать идет! И Дольф! - воскрикнул Джонни.

- Да, ты прав, - прислушавшись, ответил отец. - Это шаги моей малеханькой

женушки.

Ход мысли, приведший мистера Тетерби к заключению, что супруга его -

малая, остается его секретом. Из нее без усилий можно было выкроить 2-ух

таких, как он. Даже лицезрев ее одну всякий пошевелил мозгами бы ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава: "Какая рослая,

дородная, осанистая дама!" - а рядом с супругом она казалась истинной

великаншей. Более импозантны были ее размеры и по сопоставлению с ее

маленькими отпрысками. Но в дочери миссис Тетерби наконец отыскала свое

достойное отражение; и никто не знал этого лучше, чем жертвенный агнец

Джонни, который утром до ночи испытывал на для себя вес и ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава размеры собственного

требовательного кумира.

Миссис Тетерби прогуливалась за покупками и возвратилась с тяжеленной корзиной;

сбросив шаль и чепец, она утомилось опустилась на стул и отдала приказ Джонни

на данный момент же принести ей малютку, которую она вожделела поцеловать. Джонни

повиновался, позже возвратился на скамеечку и снова скорчился на ней в три

смерти; но ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава здесь Адольф Тетерби-младший, который к этому времени размотал

бесконечный пестрый шарф, обвивавший его чуть не до пояса, востребовал и

себе таковой же милости. Джонни опять подчинился, позже снова возвратился на

свою скамеечку и скорчился на ней; но здесь мистер Тетерби, осененный

вдохновением, в свою очередь заявил о собственных родительских правах. Когда это

третье пожелание ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава было выполнено, злосчастная жертва совершенно выбилась из сил;

она еле добралась вспять к собственной скамеечке, опять скорчилась на ней и, чуть

дыша, посматривала на родителей и старшего брата.

- Что бы ни было, Джонни, - произнесла мама, качая головой, - сберегай ее -

либо никогда больше не смей глядеть в глаза собственной ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава мамы.

- И собственному брату, - схватил Дольф.

- И собственному папе, - прибавил мистер Тетерби.

Джонни, трепеща при мысли о грозящем ему отлучении, заглянул в глаза

Молоху, удостоверился, что покуда сестра цела и невредима, опытной рукою похлопал

ее по спине (которая в эту минутку была обращена наверх) и стал покачивать на

коленях.

- Ты не промок, Дольф ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава? - спросил отец. - Поди сюда, сынок, сядь в мое

кресло и обсушись.

- Нет, папа, спасибо, - ответил Адольф, ладонями приглаживая волосы и

одежку. - Я вроде не очень влажный. А что, лицо у меня здорово поблескивает?

- Да, у тебя таковой вид, сынок, будто бы тебя натерли воском, - произнес

мистер Тетерби.

- Это от погоды, - растолковал ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава Адольф, растирая щеки рукавом затрепанной

куртки. - Когда таковой дождик, и ветер, и снег, и туман, у меня лицо другой раз

даже сыпью покрывается. А поблескивает вовсю!

Адольф-младший, которому только не так давно минуло 10 лет, тоже пошел по

газетной части: нанявшись в фирму более преуспевающую, ежели отцовская, он

продавал газеты на вокзале, где сам он ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава, небольшой и круглолицый, точно

купидон в убогом наряде, и его пронизывающий голосишко были всем так же

знакомы и привычны, как сиплое дыхание прибывающих и отходящих локомотивов.

Он был еще очень юн для коммерции, и, может быть, ему не хватало бы

невинных развлечений, характерных его возрасту, но, к счастью, он вымыслил

для себя забаву ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава, помогающую скоротать длинный денек и внести в него обилие

без вреда для дела. Это смышленое изобретение, как многие величавые

открытия, замечательно было собственной простотой: оно заключалось в том, что

Дольф в различное время денька подменял слово "листок" другими, однозвучными. Так,

нахмуренным зимним днем, пока не рассвело, расхаживая по вокзалу в ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава целлофановом

плаще, в шапке и теплом шарфе, он пронизывал сырой, промозглый воздух

кликом: "Утренний листок"! Приблизительно за час до пополудни газета называлась уже

"Утренний блисток", потом, около 2-ух часов полудня она преобразовывалась в

"Утренний кусток", еще через два часа в "Утренний свисток" и, в конце концов, на

заходе солнца - в "Вечерний хвосток", что очень ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава помогало нашему юному

джентльмену сохранять радостное размещение духа.

Миссис Тетерби, его почетная матушка, которая, как уже упоминалось,

посиживала, откинув на спину шаль и чепеу, и в задумчивости крутила на пальце

обручальное кольцо, сейчас поднялась, сняла верхнюю одежку и начала

накрывать стол скатертью.

- О господи, господи боже ты мой! - вздохнула она. - И что только

творится на ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава свете!

- Что все-таки конкретно творится на свете, дорогая? - спросил, оглянувшись на

нее, мистер Тетерби.

- Ничего, - произнесла миссис Тетерби.

Супруг поднял брови, перевернул газету и, глаза его побежали по страничке

ввысь, вниз, наискось, но читать он не читал; ему никак не удавалось

сосредоточиться.

Тем временем миссис Тетерби расстилала скатерть ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава, но делала это так,

как будто не готовила стол к мирному семейному ужину, а казнила его за какие-то

грехи: без всякой нужды с размаху лупила его ножиками и вилками, шлепала

тарелками, щелкала солонкой и, в конце концов, обрушила на него каравай хлеба.

- О господи, господи боже ты мой! - промолвила она ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава. - И что только

творится на свете!

- Голубка моя, ты уже один раз это произнесла, - увидел супруг. - Что все-таки

такое творится на свете?

- Ничего, - отрезала миссис Тетерби.

- Ты и это уже гласила, София, - мягко увидел супруг.

- Ну и пожалуйста, могу еще повторить: ничего! И еще, пожалуйста:

ничего! И еще, пожалуйста: - ничего ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава! Вот, на для тебя!

Мистер Тетерби направил взгляд на свою подругу жизни и с смиренным

удивлением спросил:

- Чем ты расстроена, моя малая женушка?

- Сама не знаю, - отозвалась та. - Не спрашивай. И вообщем с чего ты

взял, что я расстроена? Ни капельки я не расстроена.

Мистер Тетерби отложил газету до более комфортного варианта ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава, поднялся и,

сгорбившись, заложив руки за спину и медлительно прохаживаясь по комнате (его

походка полностью соответствовала всему его смиренному и преданному лику),

обратился к двум своим старшим потомкам.

- Твой ужин на данный момент будет готов, Дольф, - произнес он. - Твоя мамочка под

дождиком прогуливалась за ним в харчевню. Это очень благородно с ее ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава стороны. И ты

тоже скоро получишь чего-нибудть на ужин, Джонни. Твоя мамочка довольна тобою,

мой друг, так как ты отлично заботишься о твоей драгоценной сестричке.

Миссис Тетерби молчала, но стол, видимо, уже не вызывал у нее прежней

враждебности; покончив с приготовлениями, она достала из собственной емкой

плетенки приличный кусочек жаркого горохового ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава пудинга, закрученый в бумагу, и

миску, от которой, чуть с нее сняли покрывавшую ее тарелку, распространился

таковой приятный запах, что три пары глаз в 2-ух кроватях обширно открылись и

уже не отрывались от пиршественного стола. Мистер Тетерби, как будто не замечая

безгласного приглашения, продолжал стоять и медлительно повторял: "Да, да, твой

ужин на данный ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава момент будет готов, Дольф, твоя мамочка прогуливалась за ним по дождику в

харчевню. Это очень, очень благородно с ее стороны". Он повторял эти слова

до того времени, пока миссис Тетерби, которая уже некое время за его спиной

обнаруживала всяческие признаки раскаяния, не кинулась ему на шейку и не

расплакалась.

- Ох, Дольф! - вымолвила она ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава через слезы. - Как я могла так себя

вести!

Это примирение до таковой степени растрогало Адольфа-младшего и Джонни,

что оба они, точно сговорившись, подняли отчаянный рев, отчего немедля

закрылись три пары круглых глаз в кроватях и совсем обратились в

бегство еще двое малеханьких Тетерби, которые как раз выглянули исподтишка из

собственной конурки в надежде ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава поживиться каким-либо вкусным куском.

- Понимаешь, Дольф, - всхлипывала миссис Тетерби, - когда я шла домой,

я того и мыслить не задумывалась, все равно как малыш, который к тому же на свет-то

не родился...

Мистеру Тетерби, по-видимому, не понравилось это сопоставление.

- Скажем лучше, как новорожденный малыш, дорогая ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава, - увидел он.

- И мыслить не задумывалась, все равно как новорожденный малыш, - послушливо

повторила за ним миссис Тетерби, - Джонни, не гляди на меня, а гляди на нее,

не то она свалится у тебя с колен и убьется насмерть, тогда и сердечко твое

разорвется, и поделом для тебя... И когда домой пришла, мыслить не ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава задумывалась, совершенно

как наша малютка, что вдруг возьму ну и разозлюсь. Но почему-либо, Дольф... -

Здесь миссис Тетерби замолкла и снова начала крутить на пальце обручальное

кольцо.

- Понимаю!-сказал мистер Тетерби. - Прекрасно понимаю. Моя малая

женушка расстроилась. Томные времена, и томная работа, ну и погода такая,

что дышать тяжело, - все это ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава другой раз удручает. Понимаю, милая! Ничего

необычного! Дольф, мой друг, - продолжал мистер Тетерби, исследуя вилкой

содержимое миски, - твоя мамочка, не считая горохового пудинга, купила в

харчевне еще целую косточку от жареной поросячьей ножки, и на косточке

осталось еще вволю хрустящих корочек, и подливка есть, и горчицы сколько

душе угодно. Давай-ка твою тарелку, сынок, и принимайся, пока ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава не остыло.

Второго приглашения не потребовалось: у Адольфа-младшего при виде пищи

даже слезы навернулись на глаза; получив свою порцию, он сел на обычном

месте и с величавым усердием принялся за ужин. О Джонни тоже не запамятовали, но

положили его долю на ломоть хлеба, чтоб подливка не капнула на сестру. По

той ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава же причине ему было велено собственный кусочек пудинга до потребления держать в

кармашке.

На поросячьей ножке когда-то, наверное, было побольше мяса, но повар в

харчевне, вне сомнения, не забывал об этой ножке, когда отпускал жаркое

предшествующим покупателям; зато на подливку он не поскупился, и эта обычная

спутница свинины тотчас вызывала ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава в воображении ее самое и приятнейшим

образом накалывала вкус. Гороховый пудинг, хрен и горчица опять-таки были

тут все равно что на Востоке роза при соловье: не будучи сами свининой,

они еще совершенно не так давно жили с нею рядом; и в целом выходило столько

запахов, как будто на стол был подан поросенок средней величины ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава. Благоухание

это неодолимо притягивало всех Тетерби, лежавших в кровати, - и хотя они

притворялись умиротворенно спящими, но, стоило родителям отвернуться, как дети

точно из-под земли вырастали перед братьями, неразговорчиво требуя от Дольфа и

Джонни какого-нибудь съедобного подтверждения братской любви. Те, никак не

жестокосердые, даровали им крохи собственного ужина, и летучий отряд разведчиков в

ночных ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава рубахах непрестанно сновал по комнате, что очень волновало мистера

Тетерби; раза два он даже обязан был сделать атаку, тогда и партизаны

в кавардаке отступали.

Миссис Тетерби ужинала без всякого наслаждения. Казалось, какая-то

потаенная идея не дает ей покоя. Один раз она вдруг без видимой предпосылки

засмеялась, малость погодя без ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава предпосылки всплакнула и, в конце концов, засмеялась и

зарыдала сходу, - и так ни с того ни с этого, что супруг пришел в

совершенное недоумение.

- Моя малая женушка, - произнес он, - не знаю, что творится на свете,

но, видно, что-то неладное и для тебя оно не на пользу.

- Дай мне глоточек воды, - произнесла миссис Тетерби ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава, стараясь взять себя

в руки, - и не гласи на данный момент со мною и не обращай на меня внимания. Просто

не обращай внимания.

Мистер Тетерби отдал ей воды и тотчас набросился на злосчастного Джонни

(который был исполнен сострадания), вопрошая, чего ради он погряз в

чревоугодии и праздности и не додумывается подойти с малюткой ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава ближе, чтоб

ее вид утешил мамочку. Джонни немедленно приблизился, сгибаясь под

собственной ношей; но миссис Тетерби махнула рукою в символ того, что на данный момент ей не

выдержать настолько сильных эмоций, и под ужасом нескончаемой ненависти всех родных

злосчастному Джонни было запрещено двигаться дальше; он вновь попятился к

скамеечке и скорчился на ней ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава в прежней позе.

После недлинного молчания миссис Тетерби произнесла, что сейчас ей лучше, и

начала смеяться.

- София, женушка, а ты полностью уверена, что для тебя лучше? - с колебанием в

голосе переспросил ее супруг. - Может, это у тебя снова начинается?

- Нет, Дольф, нет, - сделала возражение супруга, - сейчас я пришла в себя.

С ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава этими словами она пригладила волосы, закрыла глаза руками и снова

засмеялась.

- Какая же я была злая дурочка, что могла мыслить так хоть одну минутку! -

произнесла она. - Поди сюда, Дольф, и дай мне высказать, что у меня на душе. Я

для тебя все объясню.

Мистер Тетерби придвинул свое кресло ближе, миссис ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава Тетерби опять

засмеялась, прочно обняла его и утерла слезы.

- Ты ведь знаешь, Дольф, милый, - произнесла она, - что, когда я была

незамужняя, у меня был обеспеченный выбор. Одно время за мною ухаживали сходу

четыре; двое из их были сыны Марса.

- Все мы чьи-нибудь сыны, дорогая, - произнес мистер Тетерби. - Либо

чьи-нибудь дочки.

- Я ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава не то желаю сказать. - сделала возражение его жена. - Я желаю сказать,

военные. Они были сержанты.

- А-а! - протянул мистер Тетерби.

- Итак вот, Дольф, можешь мне поверить, никогда я про это не думаю и не

жалею; я же знаю, что у меня неплохой супруг, и я готова чем угодно обосновать,

что я так ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава ему предана, как...

- Как ни одна малая женушка на свете, - произнес мистер Тетерби. -

Прекрасно. Очень, прекрасно.

В голосе мистера Тетерби звучало настолько нежное снисхождение к

воздушной миниатюрности супруги, как будто сам он был хороших 10 футов

ростом; и миссис Тетерби настолько смиренно приняла это как подабающее, как будто сама

она ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава была ростом всего в два фута.

- Но понимаешь, Дольф, - продолжала она, - на дворе рождество, и все,

кто только может, празднуют, и всякий, у кого есть средства, старается

чего-нибудть приобрести... вот я походила, посмотрела - и чуть-чуть расстроилась.

На данный момент столько всего продают - есть такие смачные вещи, что слюнки текут ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава, а

есть такие прекрасные, что не налюбуешься, и такие платьица, что удовольствие их

надеть, - а здесь приходится столько рассчитывать да высчитывать, пока

решишься издержать 6 пенсов на чего-нибудть самое обычное и обычное;

а плетенка такая большая, никак ее не наполнишь; а средств у меня так не много,

ни на что не ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава хватает... Ты меня, правильно, за это ненавидишь, Дольф?

- Еще пока не очень, - произнес мистер Тетерби.

- Отлично же! Я скажу для тебя всю правду, - покаянно продолжала супруга, - и

тогда ты, пожалуй, меня возненавидишь. Я все прогуливалась по холоду и смотрела, и

вокруг было столько хозяек с большущими плетенками, и они все тоже прогуливались и

смотрели ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава, и высчитывали и присматривались: и так я из-за всего этого

разогорчилась, что мне пришло на идея: может, я жила бы лучше и была бы

счастливее, если б... если б не... - она опять начала крутить на пальце

обручальное кольцо и покачала низковато оплщенной головой.

- Понимаю, - тихо произнес супруг, - если б ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава ты совершенно не вышла замуж либо

если бы вышла за кого-нибудь другого?

- Да! - всхлипнула миссис Тетерби. - Как раз это самое я и пошевелила мозгами.

Сейчас ты меня ненавидишь, Дольф?

- Да нет, - произнес мистер Тетерби, - еще пока все-же нет.

Миссис Тетерби признательно чмокнула его и снова заговорила:

- Я начинаю надежды, что ты ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава и не возненавидишь меня, Дольф, хоть я

к тому же не произнесла для тебя самого отвратительного. Уж и не знаю, что это было за

наважденье. Или я захворала, или вдруг помешалась, либо еще что, но только

я не могла ничего такового припомнить, что нас с тобою связывает и что

примирило бы меня с ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава моей толикой. Все, что у нас было в жизни неплохого и

веселого, показалось мне вдруг таким пустым и ничтожным. Я бы за все это

гроша ломаного не отдала. И только одно лезло в голову: что мы с тобой так

бедны, а нужно столько ртов прокормить.

- Ну что ж, милая, - произнес ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава мистер Тетерби и ободряюще похлопал ее по

руке, - ведь в конце концов так оно и есть. Мы с тобою бедны, и нам нужно

прокормить много ртов - все это незапятнанная правда.

- Ах, Дольф, Дольф! - воскрикнула супруга и положила руки ему на плечи. -

Мой неплохой, хороший, терпеливый друг! Вот я совершенно чуть-чуть ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава побыла дома - и

все стало совершенно по другому. Все стало по-другому, Дольф, милый. Будто бы

мемуары потоком хлынули в мое окаменевшее сердечко, и смягчили его, и

переполнили до краев. Я вспомнила, как мы с тобой бились из-за кусочка хлеба,

и сколько у нас было нужды и хлопот с того времени ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава, как мы поженились, и сколько

раз болели и мы с тобой, и наши малыши, и как мы часами посиживали у изголовья

хворого малыша, - все это мне вспомнилось, как будто заговорило со мною, как будто

произнесло, что мы с тобой - одно, и что я - твоя супруга и мама твоих деток, и не

может ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава быть у меня никакой другой толики, и не нужно мне другой толики, и не желаю

я ее. Тогда и наши обыкновенные радости, которые я готова была свирепо

растоптать, стали так дороги мне, так драгоценны и милы. Просто помыслить не

могу, до чего я была несправедлива. Именно тогда я и произнесла, и еще 100 раз

повторю: как ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава я могла так вести себя, Дольф, как я могла быть таковой

бессердечной!

Хорошая дама, окутанная глубочайшей нежностью и раскаянием, рыдала

навзрыд; но вдруг она вскрикнула, вскочила и спряталась за супруга. Так жутко

кликнула она, что малыши пробудились, повскакали с постелей и кинулись к ней. И

в очах ее тоже был кошмар, когда она показала ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава на бледноватого человека в черном

плаще, который вошел и тормознул на пороге.

- Кто этот человек? Вон там, смотри! Что ему необходимо?

- Дорогая моя, - произнес мистер Тетерби, - я спрошу его об этом, если ты

меня отпустишь. Что с тобой? Ты вся дрожишь!

- Я его только-только лицезрела на улице. Он посмотрел на ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава меня и тормознул

рядом. Я его боюсь!

- Боишься его? Почему?

- Я не знаю... я... стой! Дольф! - кликнула она, видя, что супруг

направляется к незнакомцу.

Она придавила одну руку ко лбу, другую к груди; странноватый трепет окутал

ее, глаза стремительно и хаотично перебегали с предмета на предмет, как будто она

что-то растеряла ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава.

- Ты больна, дорогая? Что с тобой?

- Что это снова уходит от меня? - чуток слышно пробормотала миссис

Тетерби. - Что это от меня уходит? Позже произнесла отрывисто:

- Больна? Нет, я совсем не больна, - и невидящим взором уставилась

для себя под ноги.

Мистер Тетерби сначала тоже невольно поддался испугу, и его никак не

успокаивало ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава следующее странноватое поведение супруги; но в конце концов он осмелился

заговорить с бледноватым гостем в черном плаще; а тот все еще стоял не

шевелясь, опустив глаза.

- Чем мы можем вам служить, сэр? - спросил мистер Тетерби.

- Простите, я, кажется, испугал вас, - произнес гость, - но вы были

заняты разговором и не увидели, как я ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава вошел.

- Моя малая женушка гласит - может быть, вы даже слышали ее слова,

- что вы сейчас уже не 1-ый раз ее пугаете, - ответил мистер Тетерби.

- Очень сожалею. Я напоминаю, что лицезрел ее на улице, но только

мимоходом. Я не желал ее пугать.

Говоря это, он поднял глаза, и в ту же ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава самую минутку миссис Тетерби тоже

подняла глаза. Удивительно было созидать, какой кошмар он ей внушал и с каким страхом

сам в этом убеждался, - и, но, он не сводил с нее глаз.

- Меня зовут Редлоу, - произнес он. - Я ваш сосед, живу в древнем

институте. Если не ошибаюсь, у вас квартирует один юный джентльмен, наш

студент?

- Мистер ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава Денхем? - спросил Тетерби.

- Да.

То был полностью естественный жест и притом мимолетный, его можно было и

не увидеть, - но до того как опять заговорить, небольшой человечек провел

рукой по лбу и резвым взором обвел комнату, как будто ощущая вокруг какую-то

перемену. В тот же миг Ученый направил на него ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава таковой же полный кошмара взор,

какой до этого устремлен был на его супругу, отступил на шаг и еще более

побледнел.

- Комната этого джентльмена наверху, сэр, - произнес Тетерби. - Есть и

более удачный отдельный ход; но раз уж вы тут, подымитесь вот по этой

лесенке, - он показал на неширокую внутреннюю лестницу, - тогда вам не придется

снова выходить ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава на холод. Вот сюда - наверх и прямо к нему в комнату, если

желаете его повидать.

- Да, я желаю его повидать, - подтвердил Ученый. - Не сможете ли вы дать

мне огня?

Неотступный взор его усталых, мученических глаз и непонятное

недоверие, омрачавшее этот взор, как будто бы смутили мистера Тетерби. Он

ответил не сходу; в ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава свою очередь внимательно смотря на гостя, он стоял

минуту-другую, как будто зачарованный либо кое-чем удивленный.

В конце концов он произнес:

- Идите за мною, сэр, я вам посвечу.

- Нет, - отвечал Ученый, - я не желаю, чтоб меня провожали либо

предупреждали его о моем приходе. Он меня не ожидает. Я предпочел бы ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава пойти

один. Дайте мне, пожалуйста, свечку, если сможете без нее обойтись, и я сам

найду дорогу.

Он так торопился уйти, что, беря из рук Адольфа Тетерби свечу, случаем

коснулся его груди. Отдернув руку с таковой поспешностью, будто бы ненамеренно

ранил человека (ибо он не знал, в какой части его тела таится ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава новоявленный

дар, как он передается и каким конкретно образом его перенимают различные люди),

Ученый оборотился и начал подниматься по лестнице.

Но, поднявшись на несколько ступенек, он тормознул и посмотрел вспять.

Понизу супруга стояла на прежнем месте, опять вертя на пальце обручальное

кольцо. Супруг, повесив голову, угрюмо размышлял о кое-чем. Малыши, все еще

льнувшие к ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава мамы, неуверенно смотрели вослед гостю и, лицезрев, что он

обернулся и тоже глядит на их, теснее прижались друг к дружке.

- А ну, хватит! - прикрикнул на их отец. - Ступайте спать, живо!

- Здесь и без вас оборотиться негде, - прибавила мама. - Ступайте в

кровать!

Весь выводок, испуганный и печальный, разбрелся по своим кроватям ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава:

сзади всех тащился небольшой Джонни со собственной ношей. Мама с презреньем

обозрела убогую комнату, раздраженно оттолкнула тарелки, как будто желала

убрать со стола, но здесь же отказалась от этого намерения, села и предалась

гнетущему, бесплодному раздумью. Отец сел в углу у камина, нетерпеливо

сгреб кочергой в одну кучку последние чуток тлеющие угольки ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава и согнулся над

ними, как будто желая один овладеть всем теплом. Они не обменялись ни словом.

Ученый еще более побледнел и, крадучись, точно вор, опять стал

подниматься по лестнице; оглядываясь вспять, он лицезрел перемену, происшедшую

понизу, и равно страшился как продолжать путь, так и вернуться.

- Что я наделал! - произнес он в смятении ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава. - И что я собираюсь делать!

- Стать благодетелем рода людского, - послышалось в ответ.

Он обернулся, но рядом никого не было; нижняя комната уже не была ему

видна, и он пошел собственной дорогой, смотря прямо перед собою.

- Только со вчерашнего вечера я посиживал взаперти, - хмуро пробормотал он,

- а все уже кажется ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава мне каким-то чужим. Я и сам для себя как чужой. Я точно во

сне. Для чего я тут, что мне за дело ранее дома, ну и до хоть какого дома,

какой я могу припомнить? Разум мой слепнет.

Он увидел перед собою дверь и постучался. Глас из-за двери пригласил

его ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава войти, так он и сделал.

- Это вы, моя хорошая нянюшка? - продолжал глас. - Да для чего я

спрашиваю? Больше некоторому сюда придти.

Глас звучал забавно, хотя и был очень слаб; осмотревшись, Редлоу увидел

юного человека, который лежал на кушетке, придвинутой ближе к камину,

спинкою к двери. В глубине камина была сложена из кирпича крошечная ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава, ничтожная

печурка с боками тощими и ввалившимися, точно щеки чахоточного; она практически не

давала тепла, и к догоравшему в ней огню было обращено лицо хворого.

Комната была под самой крышей, обдуваемой ветром, печка, гудя, стремительно

прогорала, и горящие угольки часто-часто сыпались из-за отворенной дверцы.

- Они звенят, когда падают ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава из печки, - с ухмылкой произнес студент, - так

что, если веровать приметам, они не к гробу, а к полному кошельку. Я еще буду

здоров и даже с божьей помощью когда-нибудь разбогатею, и, может быть,

проживу так длительно, что смогу ликовать на свою дочку, которую назову Милли

в честь самой хорошей и отзывчивой ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава дамы на свете.

Он протянул руку через спинку кушетки, как будто ждя, что Милли возьмет

ее в свои, но, очень слабенький, чтоб подняться, остался лежать, как лежал,

подсунув под щеку ладонь другой руки.

Ученый обвел взором комнату; он увидел стопки бумаг и книжек рядом с

незажженной лампой на столике в углу ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава, на данный момент запрещенные для хворого и

прибранные к сторонке, но говорившие о длительных часах, которые студент

проводил за этим столом до собственной заболевания и которые, может быть, были ее

предпосылкой; увидел и предметы, свидетельствовавшие о былом здоровье и свободе,

к примеру, куртку и плащ, праздно висевшие на стенке сейчас, когда владелец их

не ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава мог выйти на улицу; и несколько миниатюр на камине и набросок родного дома

- напоминание об другой, не настолько одинокой жизни; и в раме на стенке - как будто

бы символ честолюбивых стремлений, а может быть и привязанности -

гравированный портрет его самого, незваного гостя. В былые времена и даже

еще намедни Редлоу смотрел бы на все ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава это с искренним ролью и любая

мелочь что-то произнесла бы ему о живущем тут человеке. Сейчас это были для

него всего только бездушные предметы; а если мимолетное сознание связи,

имеющейся меж ними и их обладателем, и мелькнуло в мозгу Редлоу, оно

только озадачило его, но ничею ему не растолковало, и ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава он стоял бездвижно, в

глухом недоумении осматриваясь по сторонам.

Студент, чья худенькая рука так и осталась лежать на спинке кушетки, не

дождавшись знакомого прикосновения, обернулся.

- Мистер Редлоу! - воскрикнул он, вставая. Редлоу предостерегающе

поднял руку.

- Не подходите! Я сяду тут. Оставайтесь на собственном месте.

Он сел на стул у самой двери, мимолетно посмотрел ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава на юного человека,

который стоял, делая упор одной рукою о кушетку, и опустил глаза.

- Я случаем вызнал - как конкретно, это непринципиально, - что один из моих

слушателей болен и одинок, - произнес он. - Мне ничего не было о нем понятно,

не считая того, что он живет на этой улице. Я начал ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава розыски с последнего дома - и

вот отыскал.

- Да, я был болен, сэр, - ответил студент не только лишь робко и

неуверенно, но практически с трепетом перед гостем. - Но мне уже несоизмеримо

лучше. Это был приступ лихорадки - нервной горячки, возможно, - и я очень

ослабел, но сейчас мне уже много лучше. Я не могу сказать ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава, что был одинок во

время заболевания, это значило бы запамятовать протянутую мне руку помощи.

- Вы гласите о супруге охранника? - спросил Ред-лоу.

- Да. - Студент склонил голову, как будто отдавая хорошей даме

безгласную дань почтения.

Ученый все посильнее чувствовал прохладную скуку и безразличие; тяжело было

выяснить в нем человека, который только намедни вскочил из ОДЕРЖИМЫЙ ИЛИ СДЕЛКА С ПРИЗРАКОМ 29 глава-за обеденного стола,

услыхав, что кое-где лежит нездоровой студент, - сейчас он был подобен

мраморному изваянию на своей могиле. Вновь поглядев на студента, все

еще стоявшего опершись на кушетку, он сходу отвел глаза и смотрел то под

ноги, то в место, вроде бы в поисках света, который осенил бы его


odezhda-dlya-uspeshnoj-kareri-statya.html
odezhda-i-gigiena-rebenka.html
odezhda-i-obuv-doshkolnika.html